Елена Середа

220 подписчиков

Свежие комментарии

  • Любовь Завирохина
    заберите моего Тимати!Микс от Бакса
  • Марат Токушев
    прекрасный и нужный рассказ! Спасибо автору! Он поможет многим пережить потерю. Бывает любовь к животным, бывает любо...Микс от Бакса
  • Наталья Клименко (Громова)
    Достойнейший ответ!Дураки умирают по...

Очень болгарская история

Кто сказал, что только к сердцу мужчины можно добраться через желудок? Знакомство с культурой другой страны тоже можно начать просто и приятно — с национальной кухни. И лучше не с общепита, а по-домашнему, взглянув на национальную классику глазами местных. Я предлагаю Вам закрутить кулинарный роман с этой одной из самых знакомых и непонятных стран Европы.

Очень болгарская история

Попробуем Болгарию на вкус!

Мой роман с Болгарией длится уже больше 30 лет. За это время было всякое — мы безумно влюблялись в друг друга, восхищаясь буквально каждой мелочью. До сих пор вспоминаю, как меня, двадцатилетнюю студентку МГУ, приехавшую в Софию для написания диплома, просто сразил тот факт, что у них, практически в каждой книжарнице (книжный магазин по-нашему) свободно продавались Булгаков, Пастернак, Ахматова и Цветаева. На дворе стоял 1989 год и за эти книги в Москве можно было «душу дьяволу продать». После каждой стипендии мы с девчонками спешили в книжарницу «Ленин» и покупали, покупали, покупали…

Очень болгарская история

Болгария, словно искусная любовница, со всей пылкостью турецкой и цыганской крови, околдовывала нас волшебными улочками Пловдива, ошеломляла величием Велико Търново и поражала в самое сердце крутизной Витоши.

Короче, к концу первого учебного семестра я вполне серьёзно рассматривала вопрос о смене места жительства и обещала себе, что с понедельника возьмусь за диплом.

Но вдруг случилась революция…

Наше пребывание совпало с одним из самых сложных моментов в истории современной Болгарии — очередная волна массового исхода турецкого населения из страны, как следствие — ступор экономики, пустеющие магазины и ярко выраженные антикоммунистические настроения. Нет, таких массовых выступлений как в соседней Румынии или в Германии, конечно, не было. Протестанты организованно собирались каждый день на центральных улицах города, что-то горячо обсуждали, а в конце дня, словно по часам, расходились. На утро все повторялось, только менялось место и тема. Нам это казалось забавным, ещё бы!

Очень болгарская история

Но университетский куратор, явно не разделяющий нашего молодого оптимизма, посоветовал по улицам особо не шляться, громко не хохотать, а самое главное — меньше болтать на русском. Болтать не болтали… Но на болгарском, во всех кофейнях, где только заходила речь о политике, до хрипоты доказывали, что наши войска не захватывали Болгарию, и мы вовсе не пытаемся (СССР, в смысле) сделать её шестнадцатой республикой.

Диплом был успешно защищён, мы вернулись в Москву. Таможенники настолько охренели от количества ящиков с книгами, что даже не решились их досматривать. Да, можете крутить у виска, из заграницы мы везли книги! СССР распался, а Болгария окончательно определилась с вектором своего движения.

Письмо из прошлого.

В сумбуре 90-х я почти не вспоминала о том, что, когда-то учила болгарский и писала диплом о болгарском игровом кино. Но однажды я получила письмо из Софии. На чистом болгарском языке.

Очень болгарская история

Письмо было от моей приятельницы, с которой мы вместе постигали особенности болгарского менталитета, лазали ночью в софийский зоопарк кормить бегемота, и составляли рейтинг мест, где самая лучшая баница. Она, кстати, оказалась во многих вопросах, куда успешнее — бегемота не поймала, но вскоре вышла замуж за болгарского оперного певца, стройного красавца с перспективной карьерой и уютной квартиркой в центре Софии, да и баница, в независимости от место выпечки, качества и количества на её фигуре (в отличии от моей) никак не сказывались.

Но, рассказ Таськи перенёс меня в период гражданской войны. Неее, избави Бог. Никто там не пошёл с вилами да кольями, брат на брата. Но еды не стало, от слова совсем. А вместе с ней электричества, соответственно, тепла, ну и до кучи воды. По её словам, в Софии все перешли на натуральный объём и организованно ездили в ближайшие села менять лампочки на сирене (брынзу), яйца и хлеб. Непонятно только, зачем им нужны были лампочки, если не было электричества?

Очень болгарская история

Мужа унёс творческий ветер перемен, в направлении не то Канады, не то Гренады, а его друзья, усматривая в них с дочкой лишние рты, резко прекратили общаться. Перспектива переезжать в деревню и ухаживать за престарелой свекровью (старушка на тот момент разменяла девятый десяток, но оставалась на руку и характер тяжела и неуступчива) показалась ей совсем неперспективной. И она не придумала ничего лучшего, как наладится в Москву с ребёнком. Пересидеть тяжёлые времена, да и определиться с жизнью.

Собственно, именно об этом она мне в письме и сообщала. А заодно просила их с дочерью встретить на вокзале и позволить пожить у нас «пока не определится». Приютить, так сказать, на первое время. В благодарность обещала поделиться шикарными рецептами баницы, которые она узнала в своих «продовольственных» турах.

Вероломный компромисс

Стоит сказать, что на тот момент мы жили в однокомнатной квартирке, на 5 пятом этаже одной из многочисленных «хрущей» на Профсоюзной. Я, безработная декретница, яростно пытающаяся найти хоть какой-нибудь приработок, муж, единственный кормилец в семье и сын, только что разменявший свой первый год, и от этого ужасно злой и беспокойный. Короче, перспектива потерять это все сразу меня прям совсем не прельщала, отказать подруге в трудный момент я не могла (ещё больше хотелось послушать софийских сплетен), а на согласие мужа надеяться не приходилось. Как и положено в женской дружбе, я выбрала вероломный компромисс.

Очень болгарская история

Я позвонила Таськиной маме. Совсем забыла добавить, что моя подруга происходила из семьи потомственных КГБшников (о наших с ней похождениях её родители узнавали практически сразу). Родители никогда не питали иллюзий по поводу заграничного замужества своей дочери, но придерживались убеждений, что за семью нужно бороться. Видимо и поэтому Таська стремилась сохранить своё возвращение в тайне (наивная). Мама, как водится, давно уже была в курсе планов неразумной наследницы, но пошла навстречу, резонно предположив, что путешественница сама довольно быстро запросится в более комфортные условия.

Не прошло и трёх часов после нашего приезда с Киевского вокзала, потолкавшись среди шести огромных чемоданов, которые мы с трудом заперли на пятый этаж, подружка заметно загрустила, позвонила домой и через час отбыла на служебной машине на Юго-Западную.

Нам же в награду остались 2 бутылки бренди «Слънчев бряг», коробочка лукума и обещание в следующий раз обязательно рассказать о загадочных рецептах.

Обещания она так и не сдержала. А через полгода и вовсе снова выскочила замуж и укатила в Италию, на этот раз навсегда. А баницу, фирменный болгарский пирог, я научилась готовить сама. Причём, в разных вариациях и по разным рецептам. Но это совсем другая история.

Очень болгарская история

Картина дня

наверх