На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Елена Середа

278 подписчиков

Свежие комментарии

  • Лидия Дунай
    Я думала про собачек и кошечек...Разочарована.(Личное пространство
  • Елена
    Так жизненно!  Но причём здесь домашние питомцы, завлекалово?)))Личное пространство
  • Варвара Иванова
    Автор занимается банальным самооправданием ошибок собственной жизни на примере этой истории вместо поиска путей решен...Личное пространство

Пора трезветь

20 июня 1984 года ушёл из жизни мой отец. Ему не довелось увидеть как изменилась, а потом и исчезла страна, за которую проливал свою кровь мой дед, Герой Советского Союза. Он так и не узнал, как сложилась судьба его дочерей, и через что пришлось пройти жене в лихие 90-е. Он не познакомился со своими с внуками.

Яркими, блестящими и неординарными. Ему было всего 39 лет. И он был алкоголиком.


Я — дочь алкоголика. Начиная с 12 лет наблюдала, как мой отец, человек которого я самоотверженно любила, сознательно и планомерно убивает себя. А заодно и превращает в руины семью. С начала были регулярные праздники по поводу и без, череда «друзей» — собутыльников, восхваляющих его таланты. Потом друзей сменили просто собутыльники. И это не удивительно. Так заведено в нашей стране, что друзья и знакомые исчезают, едва обнаруживается, что человек — алкоголик.

Нет, они бросают не сразу. Сначала — просто молчат и пытаются избежать этого разговора. Потом —отводят глаза в сторону, избегают скользкой темы, объясняя себе и другим, что это же чужая семья, чужая жизнь, лезть в неё неприлично, и вроде там никого не бьют, а просто человек тихо спивается — так бывает…

То, что отец умер — обнаружила я. 17-летняя девочка, отметившая совсем недавно свой день рождения, и сдающая выпускные экзамены. Вернулась после консультации по химии и поняла, точнее почувствовала, что его больше нет. В квартире стояла по- настоящему мёртвая тишина, даже черепаха не шуршала в своей коробке. А папа спал… Я вышла на улицу, села на лавочку у подъезда и оцепенела… Нет, я не плакала и не боялась. Мыслей и чувств совсем не было. Кроме одного — хотелось, чтобы это было неправдой. Очнулась, когда меня за плечо тряс лифтёр (тогда ещё были лифтёры), старый и мудрый Аркадий…

Все остальное — сквозь туман… Вот мы с Аркадием заходим к нам, потом приезжает «Скорая», папу выносят… А я иду звонить маме.

Школу я закончила. Химия была последним экзаменом. Меня все жалели, гладили по голове и совали деньги. «Надо же! Какая трагедия!»

И никто не думал, что началось все значительно раньше. Эта отдельно взятая трагедия происходила на протяжении многих лет

У нас ведь как принято? Алкоголизм — это внутренняя проблема семьи. Как они будут её решать: уговаривать, кодировать или приковывать  к батарее — это их дело. Единого алгоритма для решения этой проблемы в нашем обществе нет. Но алкоголизм — это болезнь, которая не делает различий между богатыми и бедными, правыми и левыми, молодыми и пожилыми. Поэтому алкоголики — повсюду.

Трагедия на Смоленской

Да, алкоголизм — болезнь. Но эта болезнь не может оправдать убийство (а именно это и произошло 8 июня 2020 года на Смоленской площади). И самое главное -- у болезни этой много соучастников.

В случае на Смоленской это прежде всего:

Гайцы, которые на протяжении многих лет возвращали Ефремову (человеку зависимому от алкоголя) права, оправдывали, закрывали глаза на все проступки и нарушения.

Друзья, коллеги, товарищи по цеху, соавторы и т д. Вы, нарисовавшиеся после трагедии, вдруг повылазившие из все дыр… Где вы были, когда таланливый, или даже гениальный актёр убивал себя? Отмахивались? Пожимали плечами? Подливали? Или сочувственно кивали головой: «Что с него возьмещь — Ефремов…»

«Случилась трагедия. Но, сдаётся мне, любой человек перед Богом имеет право на прощение», — Гоша Куценко

 

«А вы, осуждающие, не пили, не бросали жён, жили всегда с одной женой, не изменяли, не ночевали у приятелей или у подруг? — Александр Домогаров

 

«Негодяй, но гений»… — Иван Охлобыстин

 

С карканьем слетелись тут же «ангелы». Полная страна чистых и непорочных, непьющих и не дающих взятки людей. Если все хотят быть такими милосердными, православными, то не судите и не судимы будете» — Павел Майков

Когда хоронили отца (на сравнение с Ефремовым я не претендую, дай Бог ему здоровья) тоже звучало много пустых и неискренних слов. Оправдывающих, восхваляющих и сожалеющих. От людей, с которыми он пил…

Семья. Да-да, все его многочисленные жены, дети и любовницы. Целых пять жён (!!!), и только одной он был по-настоящему нужен (Евгения Добровольская). Только с ней он не пил целых семь лет из десяти лет совместной жизни. Лечили, зашивали, не хотел? А может — любила, держала был нужен?

Мой папа не родился алкоголиком. До моего восьмого класса он был самым лучшим отцом на свете. А потом что-то случилось и из жизни родителей ушла любовь. Сейчас с такой ситуацией справляются просто — раз и развелись. Тогда все выглядело иначе- развод мог стоить карьеры. Или того страшнее- партийного билета. Вот люди и оставались вместе. Медленно убивая друг друга.

И начинали пить. Бухать, ужираться. Ловить «синюю волну». И не потому, что они, как у нас принято говорить, распущенные. плохие, хорошие, слабые, сильные, ответственные, безответственные. Бухают, потому что привычка компенсировать свою неосознанную боль алкоголем стала сильнее него и превратилась в болезнь.

Я пробовала бороться за отца. Встречала с работы, старалась не оставлять его одного. Не помогло.

Много лет спустя, умный и грамотный нарколог, у которого я брала интервью,  объяснил, что и не могло помочь.

«Печаль данной болезни в том, что можно человека засунуть в самый крутой реабилитационный центр, можно "зашить", отвести к гипнотерапевту, внушить страх смерти от одной рюмки и тд, но опыт показывает, что пока человек не дойдёт до дна, не признает, что болен безнадёжно, что он бессилен перед этой болезнью, ничто не поможет. Кстати говоря, гарантий выздоровления не будет и после такого признания, то есть уже никогда. Алкоголики выздоравливают всю оставшуюся жизнь.»

И то, если повезёт и рядом окажутся сильные люди. Готовые ко всему. Ведь в нашем, прямо скажем, не самом добром обществе бывший алкоголик — клеймо на всю жизнь, печать несмываемая. Позор, который детей и внуков коснётся. Потеря доверия и социальных связей. Поэтому молчат все: и сам алкоголик, и его семья, и друзья, и окружающие.

После похорон отца я стараюсь не ходить на поминки. Не могу слышать фальшиво- дежурные, ничего не значащие речи. Стыдно. И избавиться от этого стыда я смогла только через много лет.

Пора трезветь!

В трагедии на Смоленской как-то очень быстро распределились роли (ещё бы, ведь главный «злодей» — актёр). Кто-то примерил на себя маску судьи (» ату его»), рядом — адвокаты, предсказатели и сочувствующие. Но почему-то никто не захотел примерить на себя роль врача, способного (или хотя бы готового) помочь обществу излечиться. Для начала хотя бы начать открыто говорить о проблеме, не стесняться задавать вопросы, если на протяжении нескольких дней подряд ваш сосед приходит домой «на рогах». Может быть это как раз тот случай, когда ваше любопытство спасёт чью- то жизнь.

Самые страшные пороки — высокомерие, презрение и глухое равнодушие. Ты можешь быть простым рабочим, знаменитым артистом или даже высокопоставленным сотрудником МИД: от любой болезни, роковых ошибок, и нелепых случайностей никто не застрахован. Но что бы не случилось, у всех должно быть право на уважение, поддержку и помощь, даже если человек совершил преступление.

Кто знает, может быть именно с трагедии на Смоленской площади начнётся выздоровление. Выздоровление нашего общества от алкоголизма, Пора трезветь! Я, как дочь алкоголика, очень на это надеюсь.

 

Картина дня

наверх